23 Мая 2017

Сказка про желания

26.04.17 22:14 | Добавить в избранное
В маленькой деревушке на берегу красивого лесного озера жила бедная старушка по имени Грета. Её слегка покосившаяся ветхая избушка стояла на самом краю деревни. Огород у Греты был совсем маленький – такой, чтобы выращивать только всё самое необходимое, ведь таскать вёдра с водой для полива в её возрасте было ой как нелегко.
Каждую весну она высаживала несколько грядок: фасоль, картошку, капусту, морковку и лук. Урожая хватало как раз, чтобы продержаться зиму да немного овощей обменять у соседей на муку. Огородик у старушки Греты был аккуратный и ухоженный, но совсем, что называется, без излишеств.
Однажды осенью, как всегда после сбора урожая, Грета отложила семена в корзинку и отнесла их в самый дальний и тёмный угол чулана, чтобы сохранить до новой весны. Семена были самые разные – и остренькие зёрнышки моркови, и кругленькие горошины капусты, и похожие на морские камешки разноцветные фасолины, и ровные глазастые клубни картофеля, но самыми красивыми себя считали золотистые пузатые луковки, висящие в старом чулке хозяйки.
Большую часть времени семена сладко спали на своих местах, но иногда, когда по крыше чулана барабанил дождь или за стеной протяжно завывала метель, они теснее прижимались друг к дружке и тихо шелестели, переговариваясь между собой.
– Давайте поспорим, что весной мы первые пробьёмся из-под земли, - дразнили остальных луковки.
– А мы будем виться по жёрдочкам и будем выше всех! – показывали всем языки фасолинки.
– Зато мы станем самыми большими овощами, когда вырастем, - запальчиво отвечали им семена капусты.
– А мы – самая сытная еда для нашей Греты, - бубнил картофель.
– Да что вы говорите?! – ехидничала фасоль.
– Хватит спорить, – успокаивали всех семена моркови, – всё равно наш урожай будет самым полезным!
Такие перепалки в углу чулана были обычным делом, и все семена с радостью включались в них - ведь так веселее было коротать долгую зиму. Но одна маленькая луковка всегда молчала, держалась особняком и думала о чём-то своём.
– А откуда вы знаете, что из вас вырастет? – наконец решилась спросить она, когда все остальные семена наболтались и утихли, готовясь уснуть.
– Интересно, а что может из меня вырасти, кроме фасоли? – хмыкнула пёстрая фасолинка.
– Так заведено, - философски вздохнула розоватая картофелина, - так было много раз до нас, и так будет после нас.
– Ну и кем же ты хочешь быть, когда вырастешь? – возмутилась самая большая луковица. – Капустой или морковкой?
– Нет, - тихо прошелестела луковка, – я хочу быть голубым тюльпаном.
На секунду в чулане повисла гробовая тишина, а затем семена дружно грянули смехом.
– И-хи-хи-хииии! Ну ты и выдумщица! – заливались морковь с капустой.
– Ха-ха! Тюльпаном! Да ещё и голубым!!! Ха-ха-ха! – покатывались фасолины с луковицами.
– Хо-хо-хо! Таких ведь даже не бывает! Хо-хо! - глухо веселились картофелины.
– Ой, не могу-у-у-у… - в изнеможении надрывалась самая большая луковица, да так, что на ней лопнула кожура. Она осеклась и смущённо приладила края своей одежки, но не смогла успокоиться и тихо хихикала, глядя на маленькую луковку. Та сидела пунцовая от стыда и молча смотрела на веселящихся соседей.
Постепенно все успокоились и уснули. Жизнь в чулане пошла своим чередом, только наша маленькая луковка больше не участвовала в общих беседах. Но семена постоянно припоминали её слова про голубой тюльпан, и вскоре это стало любимой темой для шуток обитателей чулана.
Однажды поздним зимним вечером дверь чулана отворилась и внутрь пахнуло свежим морозным воздухом. Старушка Грета, довольно покряхтывая, внесла в помещение небольшую ёлочку и аккуратно поставила её в угол.
– Постой пока ночь здесь, - ласково пробормотала она, - а завтра я заберу тебя в дом.
Грета погладила густые колючие ветки, улыбнулась и вышла из чулана. Было слышно, как она привычно шаркает валенками по дорожке и… что-то напевает! Это было что-то новое!
Разбуженные появлением хозяйки и смущённые присутствием ёлочки, семена переглядывались и молчали.
– Эй! – наконец подала голос самая смелая картофелина, – пссст! Зелёная! Ты кто?
Но ответа не последовало. Ёлочка стояла в своём углу, крепко зажмурившись и стараясь не дышать. На самом деле ей было очень страшно.
Сегодня её вместе со старшими сёстрами срубили двое молодых парней, сложили всех в сани и привезли в деревню. К саням подходили люди, радовались при виде елок, весело торговались с парнями и к вечеру всех раскупили. Всех, кроме неё – уж больно она была маленькая. Когда совсем стемнело, один из парней произнёс, похлопывая большими ладонями в варежках и притоптывая от холода:
– Давай тут оставим, кому надо – подберёт.
– Да кому она нужна, такая мелкая? – с досадой ответил второй, - и правда, давай по домам уже, как бы без ужина не остаться.
Так ёлочка оказалась совсем одна на деревенской улице. Она стояла, прислонившись к забору, и смотрела на светящиеся окна домов. В одном из них она увидела одну из своих сестёр – и ахнула. Та стояла в комнате на самом почётном месте, высокий мужчина надевал на её верхушку самую настоящую сверкающую корону, а улыбающаяся женщина с маленькой девочкой вынимали из большой коробки красивые игрушки и вешали на ветви. Ёлка стояла гордая и нарядная, как королева.
«Как же я хочу быть такой же – красивой, нарядной и в центре внимания!» - распушила иголки маленькая ёлочка, восхищённо глядя на сестру. – «Но кому я нужна, такая маленькая», - с горечью вспомнила она слова второго парня, вздохнула и принялась разглядывать звёзды. К её удивлению, отсюда, с пустой деревенской улицы, они выглядели точь-в-точь как из её родного леса.
Вдруг ёлочка услышала шарканье и хруст снега. Вскоре возле неё остановилась маленькая сгорбленная старушка, которая везла на санках ведро воды. Она подняла ёлочку и отряхнула её от снега.
– И кто же такую красоту выбросил? – пробормотала Грета (а это была она), оглядывая свою находку.
Старушка пристроила ёлочку на санках рядом с ведром и поспешила домой...

…– Пссст! Зелёная! Ты кто? – шёпот из угла выдернул ёлочку из воспоминаний.
Она тихонько приоткрыла один глаз и осмотрелась. В дальнем углу стояли корзина с семенами, небольшой мешок картофеля на посадку да висел чулок с луком. Все обитатели с любопытством разглядывали её. Елочке было не по себе, и на всякий случай она решила не подавать голос.
– Немая что ли? – нерешительно предположила самая большая луковица.
– И глухая вдобавок, - подхватила пятнистая фасолина, - смотрите, даже не шевелится в ответ.
– Н-да… - протянула одна из капустных горошин и поджала губы, - или слишком гордая, чтобы с нами разговаривать. Кто мы такие? Просто будущие овощи. Не деревья же или не цветы какие-нибудь.
– Как это не цветы? Есть же тут у нас одна, что мечтает стать голубым тюльпаном! – самая большая луковица показала пальцем на маленькую луковку и визгливо расхохоталась.
Семена одобрительно загомонили и поддержали толстуху. Они хохотали и подшучивали на луковкой, словно соревнуясь, чьи слова наконец выбьют из неё эту дурь.
В какой-то момент луковка не выдержала и выпрыгнула через дырку из старого чулка, упала на полку и закатилась в самый уголок. На глазах у неё блестели слёзы.
– Стой, ты куда? - крикнула ей вслед большая луковица, - Чего разобиделась-то? Луком родилась – луком и вырастешь, мы же для твоего блага всё это. Чтоб ты не расстраивалась потом! Ну не было у нас в роду тюльпанов, понимаешь, не-бы-ло! И голубых не было никого, даже синего лука не было!
– А я очень-очень хочу! – всхлипнула луковка. – Я буду очень красивым тюльпаном, честно!
– Ты не будешь тюльпаном, ни голубым, ни красным, ни жёлтым, ни белым – никаким, - жёстко отрезала большая луковица, - ты будешь луком, потому что ты – ЛУК! Посмотри на себя!
Повисла тяжёлая тишина, только слышно было, как на полке в самом дальнем углу давилась рыданиями маленькая луковка. Семена переглядывались и пожимали плечами – а что они такого сделали? Просто сказали правду.
Вскоре всё стихло, обитатели чулана уснули. Не спала только ёлочка: она думала о том, что она услышала, и жалела маленькую луковку. Та провалилась в тревожный сон и лишь изредка бормотала:
– Я буду… самым… красивым… голубым… тюльпаном…
Под это бормотание ёлочка и уснула.
Утром старушка Грета, как и обещала, забрала ёлочку в дом. Она поставила деревце в небольшое ведро с песком и водрузила на табуретку – и ёлочка сразу стала ростом почти с саму Грету. Затем старушка достала откуда-то из глубины антресоли шкафа небольшую коробку. Коробка была видавшая виды и местами обшарпанная, но оклеенная нарядной обёрточной бумагой, голубой в серебристые звёзды. Старушка поставила коробку возле ёлочки, присела рядом и сняла крышку.
Ёлочка восхищённо ахнула: в старой коробке хранились самые настоящие сокровища – разноцветные, сверкающие и переливающиеся ёлочные украшения. Грета доставала их по одному, рассматривала и улыбалась о чём-то своём – и лицо её словно светилось изнутри. Там были и позолоченные шишки, которые когда-то они с мужем купили на рождественской ярмарке, и стеклянная балерина, которую ей подарила её тётушка, и потрёпанный тряпичный мишка в вышитой жилетке, которого смастерила ей мама, и до сих пор яркая голубая жемчужная бабочка, которую много лет назад привёз из дальней поездки отец, и совершенно невероятная маленькая фарфоровая фея с хрупкими крылышками из слюды, которая досталась ей от бабушки.
Уже много лет у Греты не было в Рождество ёлки: купить деревце ей было не на что, а самой идти за ним в лес мешали старость и болезни. Оставленная кем-то на ночной улице малышка-ёлочка стала для старушки настоящим рождественским чудом. И сейчас, перебирая свои старые ёлочные игрушки, она была счастлива от воспоминаний и того, чего с ней не случалось очень давно, - ожидания и предвкушения. Грета с любовью развесила свои сокровища на ветвях ёлочки и долго сидела возле неё, вдыхала запах хвои и всё никак не могла налюбоваться. Наконец она погасила лампу и ушла спать в свою комнату.
Ёлочка стояла в ночной тишине и душа её трепетала от восторга: она была такой же красивой и нарядной, как та её сестра, которую она увидела вчера в окне. Да нет, даже краше! Ёлочка даже представить не могла, что бывают такие красивые игрушки, как на ней.
Вдруг она почувствовала, что одна из её веток слегка шевельнулась. Ещё раз… и ещё. Затем эта ветка дёрнулась, и через пару секунд на неё приземлилось что-то почти невесомое. Ёлочка присмотрелась. На ветке, свесив изящные ножки, сидела ожившая фарфоровая фея и сладко потягивалась. Слюдяные крылышки чуть заметно светились в темноте мягким опаловым светом.
– Так ты настоящая?! – ахнула ёлочка.
Фея от неожиданности вздрогнула и чуть не упала с ветки, к счастью, она ухватилась за иголки, и, помогая себе крылышками, вернулась на своё место.
– Апчхи! – возмущённо чихнула фея. – Ну нельзя же так пугать! – с этими словами фея поудобнее устроилась на ветке и поболтала в воздухе ножками, обутыми в серебристые туфельки. – Конечно, настоящая, а какие ещё бывают феи?
– Прости, я думала, ты игрушка, - смутилась ёлочка.
– Пффф! – фыркнула фея и отвернулась, сложив на груди тонкие фарфоровые ручки.
Ёлочка растерялась и молчала. Вскоре фее наскучило дуться и она вернулась к беседе:
– Ты хоть знаешь, какая сегодня ночь?
– Какая? Грета сказала, что рождественская…
– Вол-шеб-на-я! – фея нарисовала рукой в воздухе звезду. Рука оставляла за собой след из множества маленьких цветных искорок.

Ёлочка заворожено следила за движениями её руки. Заметив это, фея улыбнулась и принялась рисовать в воздухе разные фигуры: снежинку, конфету, шишку, бант… Рисунки из цветных искорок некоторое время висели в воздухе, а затем постепенно таяли.
– И что это значит – волшебная? – наконец спросила ёлочка.
– Это значит, что я буду исполнять желания, - фея вспорхнула на ветку повыше, - по одному на каждого.
– Ух ты! – обрадовалась ёлочка. - И ты исполнишь любое желание?
– Ммммм… – фея нарисовала рукой в воздухе фейерверк и замолчала. – Я могу исполнить любое желание, - наконец ответила она, - но есть один секрет, о котором мало кто знает. И поэтому многие желания не исполняются.
– И что это за секрет? – заинтересовалась ёлочка.
– Понимаешь, ты ведь тоже можешь меня о чём-то попросить, - ответила фея, - и если я открою тебе секрет – будет нечестно.
– Я могу? – удивилась ёлочка.
– Конечно, волшебство – оно для всех. Но проси только о чём-то одном. О чём-то, что тебе кажется очень-очень важным.
Ёлочка на минуту задумалась, а затем, немного смущаясь, начала говорить:
– У Греты в чулане хранятся семена, которые она высадит весной. Там есть маленькая луковка, которая мечтает стать голубым тюльпаном. Все над ней смеются и говорят, что такого никогда не случится, но она очень-очень хочет и верит, что сможет стать самым красивым цветком.
– И что с того? – подняла брови фея. - Зачем ты мне это рассказываешь?
– Исполни, пожалуйста, желание маленькой луковки, - тихо попросила ёлочка.
Фея внимательно посмотрела на неё и кивнула. Легко, как пушинка, она взмыла в воздух и замерла, только полупрозрачные крылышки трепетали у неё за спиной. Лёгкое свечение феи становилось всё ярче, в руках у неё появилась волшебная палочка . Фея взмахнула палочкой, крепко зажмурилась и закружилась – быстрее, быстрее и быстрее… Вдруг она ярко вспыхнула, рассыпав вокруг себя дождь из мерцающих искр, остановилась и открыла глаза.
– Готово! – с этими словами фея приземлилась на ближайшую ветку.
– Спасибо, - улыбнулась в ответ ёлочка.
Фея и ёлочка замолчали. Каждая думала о своём. Ёлочка была счастлива и представляла, как обрадуется луковка, когда поймёт, что её желание исполнилось. Фея была в восторге от того, что за много-много лет ей удалось исполнить чьё-то желание.
– А теперь можешь мне сказать? – нарушила тишину ёлочка.
– Сказать что? – не сразу поняла фея.
– Секрет про желание. Что нужно делать, чтобы ты его исполнила.
– Погоди… я решила, что ты его знаешь! – фея широко распахнула глаза и посмотрела на ёлочку.
Та отрицательно покачала украшенной макушкой:
– Не-е-ет. Так что за секрет?
Фея запрокинула хорошенькую головку и расхохоталась серебристым смехом.
– Всё очень просто, - ответила она, вдоволь насмеявшись. – Я не могу исполнить желание того, кто меня просит. Чтобы твоё желание исполнилось – об этом должен попросить кто-то другой. Как сделала ты для луковки. – Фея помолчала и грустно продолжила, – я живу в этой семье уже пять поколений, и если бы ты только знала, как мало желаний я исполнила за это время… Люди почти всегда просят чего-то для себя или того, чего они хотят для других. И так редко просят о том, чтобы исполнилось желание другого…
Так прошли рождественские праздники, и потянулась череда зимних будней – с ясными морозными ночами, печальными песнями метелей и пушистыми снегопадами. Но постепенно дни становились всё длиннее, морозы – слабее, и вот наступил тот день, когда в маленькую деревушку на берегу лесного озера пришла самая настоящая весна.
В один из солнечных весенних дней старушка Грета вошла в чулан за семенами для посадки. Первым делом она вытащила на улицу мешочек с картофелем и чулок с луком, затем вернулась за корзинкой с остальными семенами. Грета сняла корзину с полки и уже собиралась уходить, как вдруг заметила закатившуюся в дальний угол луковку и положила её в карман.
Долго трудилась в огороде старая женщина. И вот на исходе третьего дня, посадив последнюю грядку с луком, она встала у изгороди и с удовлетворением оглядела свою работу.
«Вот и зиму перезимовала», - рассеяно подумала Грета, - «даст Бог, ещё год проживу».
Погружённая в свои мысли, она сунула руку в карман и наткнулась на что-то округлое и твёрдое. Старушка вытащила из кармана луковку и внимательно присмотрелась. Луковка была необычная, не похожая на все остальные.
– Что бы это могло быть? – пробормотала себе под нос Грета. – Ну да ладно, скоро узнаем.
И она посадила необычную луковку в самом центре грядки.
Уже через неделю на огороде появились первые всходы, и совсем скоро он уже радовал хозяйку дружными рядами её привычных питомцев. Лишь посреди грядки с луком росло какое-то незнакомое ей растение с длинными широкими листьями, покрытыми едва заметным сизым налётом.
Проходили дни , и дела в огороде шли своим чередом. Фасоль весело вилась по жёрдочкам, на грядках виднелись крепкие побеги картофеля, резные листья моркови, голубоватые листья-лопатки капусты и острые перья лука. И вот в одно раннее майское утро посреди луковой грядки расцвёл прекрасный голубой тюльпан.
– Нет, вы только посмотрите! – переговаривались растения.
– Как это возможно? – шептала фасоль.
– Ничто ведь не предвещало! – бубнел картофель
– А я всегда говорила, что у неё всё получится! – вдруг с умным видом произнесла та самая большая луковица.
Но бывшая маленькая луковка их не слушала. Она тянулась к солнцу нежными шёлковыми лепестками, звала в гости пчёл и дарила миру никем прежде не виданную красоту – в общем, занималась исключительно тем, для чего и хотела когда-то стать голубым тюльпаном.
 
КОНЕЦ

комментарии: