12 Августа 2020

Булочка с изюмом

Благодаря природе, родительским генам и детству, проведенному с бабушкой на парном молоке и свежих батонах, я толстая. Ну не прям вот чтобы совсем слонопотам, но определенно жирноватая в совершенно ненужных местах. А еще у меня большие руки и кривые пальцы – их я получила от папы вместе с густыми волосами, за что ему, конечно, спасибо, но здоровые, крепкие волосы на эээ…скажем так – не голове – уже не являются достоинством, да и пальцы хотелось бы другие. Но самое главное – я ужасно картавлю, и слово «прокуратура» приводит меня в ужас больше, чем проворовавшегося чиновника.
Осознала я такое богатое генетическое наследство где-то лет в тринадцать, и тут же ударилась в депрессию от несправедливости мира – ну почему я не барби? Еженедельно плакала в подушку, злостно прогуливала физкультуру, на которой нужно было надевать шорты и прыгать, сотрясая жирами, через «коня», на потеху одноклассникам, ласково прозвавшим меня Булкой, и как только позволила отмена школьной формы, нарядилась в мешковатые свитера до колена. Эти же свитера удачно маскировали мои огромные руки на вечерних прогулках с парнями, а всяческие романтичные складывания «ладошка к ладошке» я жестоко пресекала, боясь, что моего кавалера хватит кондратий, когда он убедится, что моя ладонь побольше будет. В пятнадцать лет, полная ненависти к родителям, «просмотревшим» мой дефект речи, самостоятельно отправилась к логопеду и упорно повторяла несколько недель «жесткий звук Д, упираясь языком в нёбо».
Я боролась, я скрывала себя за свободной одеждой, втягивала живот, прятала руки за спину, строила предложения без треклятого звука «р» - и все равно не чувствовала себя счастливой.
А потом появился человек, который сказал: «У тебя такие красивые ноги!». На фоне обычно отвешиваемых мне комплиментов про глаза, которые я уже ненавидела (сказать девушке про красивые глаза то же самое, что признать, что она красива духовно, то есть с ее телом ловить нечего) я сначала не поверила, а потом влюбилась. И даже замуж пошла, ибо нефиг разбрасываться мужиками, которые считают твои семьдесят два килограмма апофеозом сексуальности! Сразу, по закону подлости, похудела, конечно – студенческая семья – не сахар. Но зато с тех пор у меня отличная альтернатива: отъедаюсь – нравлюсь мужу, худею – нравлюсь себе, но выслушиваю гневные монологи на тему «остались одни нос и ключицы!» И ещё, от картавости я так и не избавилась. Как-то с ней уживаюсь. Подумаешь, никогда диктором работать не возьмут! Зато (жизнью проверено) новый знакомый, передразнивший моё «Пррривет!» становится другом или близким человеком. Забавляет моя картавость, оказалось, только близких по духу людей. Ну как, скажите, я бы их вычисляла, будучи диктором? А совершенно недавно моя подруга назвала мои большие кисти рук и узловатые пальцы «балетными». Я сначала поотнекивалась, а потом подумала – действительно, красивые, выразительные руки, почему нет?
Как-то незаметно я рассказ про свои комплексы к пафосу свела: «Так выпьем же за любимых мною людей, без которых я бы до сих пор была толстой, угловатой и картавой!» Нет, серьёзно, спасибо им, я без них – убогий недотырок.
PS. Про волосатость забыла рассказать. Воском все прекрасно удаляется. За то, что не удаляется – спасибо папе, да.
PPS. И все равно не люблю, когда подруги с «бараньим» весом начинают ныть: «Мне бы похудеть

комментарии: