18 Декабря 2018

Говорят, любви покорны все, буквально, возраста...


Я, конечно, прекрасна, но в меру. Ну то есть я верю в то, что при удачном стечении обстоятельств меня можно назвать неземной красавицей, однако в суете будней я как-то не замечаю вокруг себя прекрасных принцев, уложившихся сами собою в штабеля по обе стороны от моей сиятельной персоны. У меня есть две ноги, две руки, голова, два глаза и нос, слава богу, один – в общем, все как и у остальных женщин нашей планеты. Имеются в наличии вторичные половые признаки, не то чтобы совсем уж выдающиеся, но и не требующие лупы для освидетельствования, а на моей голове, в отведенных им природой местах, растут вполне приличные волосы и зубы. В общем, я полностью соответствую ГОСТу, и, как и полагается любой женщине стандартной комплектации, могу похвастаться целым рядом замечательных поклонников, одаривших меня своим вниманием.
Мои тайные надежды на то, что из глиста с брекетами я внезапно превращусь в роковую женщину с уверенным бюстом и скальпами покоренных мужчин в прикроватной тумбочке как-то не оправдались – в волшебный день избавления от уродских железок я с огорчением поняла, что ровные зубы не делают из глисты Софи Лорен. Однако, появившийся вскоре после этого страстный поклонник так не считал – трепетный вьюноша в королевских прыщах называл меня «Кусенькой», предлагал спариться и, если все пройдет удачно, выйти за него замуж. Вьюношу звали Антон, он учился на четвертом курсе технического ВУЗа, был ароматен (в плохом смысле этого слова), заправлял серые костюмные штаны в грязные белые кроссовки, и громко, с хрустом, грыз ногти. Будучи трепетной девятиклассницей, я мучилась ночами одним единственным вопросом – за что?! За что мне достался назойливый обсос, который посчитал меня достойный своего внимания и теперь методично мучил своими визитами всю мою семью?! История закончилась печально – на него нагадил наш попугай в тот самый момент, когда он знакомил мою маму со своими планами на будущее. Воспринимать серьезно жениха с желто-черными фекалиями дурной птицы на лбу было сложно, под оглушительное ржание всех поколений нашего семейства, вьюноша покинул мой дом навсегда. Я отблагодарила попугая морковкой, он обожрался и сдох.
Следующий вопиющий персонаж в моей жизни появился несколько лет спустя. Его звали Ипполит Геннадиевич Стасько, было ему около сорока, он был вдовцом, проживал в однокомнатной квартире и работал в НИИ инженером. Кроме лысины и автомобиля ВАЗ «классика», Ипполита Геннадиевича отличали подозрительность и уверенность в том, что он представляет собой завидную партию. Просмотрев несколько десятков предполагаемых спутниц жизни, он остановил свое внимание на дочери своего коллеги, то есть на мне. Пригласив меня в пельменную, он, тщательно жуя пирожок с ливером, рассказал мне, почему выбрал именно меня: ему нужна была молодая здоровая женщина, которая сможет родить ему здорового ребенка - у нее должен быть спокойный характер, приятная внешность, достаточно широкий таз и приличная семья. Проглотив замечание про широкий таз, я призналась Ипполиту Геннадиевичу в том, что уже больше года состою в преступной связи с однокурсником, и не могу стать честной матерью его детям. Он расстроился, а я со спокойной совестью свалила в ночной клуб предаваться разврату. Однако не таков был инженер Стасько, чтобы отдать свою судьбу в руки какого-то студентика – он устроил наступление по всем фронтам: первым делом слил, гад, меня родителям, с указанием всех имен, паролей и явочных квартир, после чего пустил корни в нашей семье – таскал букеты, разговаривал с мамой про дачу, покупал билеты в консерваторию и всячески давал понять, что мне пора бы уже перестать сопротивляться неумолимо надвигающемуся счастью. Меня спас ангел-хранитель – у Ипполита Геннадиевича воспалились геморроидальные шишки, ему их удалили, и в процессе лечения в стационаре он перевлюбился в медсестру.
Далее меня одарили своими вниманием сразу три прынца одновременно – один был младше меня на семь лет, второй весил чуть меньше автобуса, третий был негром. Первый вступил в пору полового созревания и выбрал меня предметом вожделения, второй увидел во мне личность и высасывал мне мозг трехчасовыми телефонными разговорами «о жизни», третий предлагал мне секс и брак в обмен на отару мулов или что-то в этом роде – у него заканчивался срок обучения в России, а приехать домой без шапки-ушанки и большой белой женщины он никак не мог. Всех троих объединяла уверенность в том, что мне неслыханно повезло и я, расплакавшись от счастья, должна пасть в мужественные объятия и заняться круглосуточным сексом (в первом случае), трансформироваться в одно огромное ухо (во втором случае), или быстро наесть недостающие килограммы и начать учить суахили (в третьем случае). Первого поклонника нивелировал мой тогдашний молчел профилактической беседой с выкручиванием ушей, второго нивелировала моя мама угрозой прислать телефонный счет, третий отпал сам: во-первых, из-за языкового барьера, а во-вторых, из-за Людки Лепцовой с третьего этажа, которая плавно задела иностранного студента бедром пятидесятого размера на выходе из подъезда.
После той странной весны наступил перерыв, во время которого я вышла замуж, устроилась на работу и зажила себе спокойной среднестатистической жизнью. Изредка мне предлагают секс коллеги по работе, периодически пристают на улице и иногда звонит разведшийся Ипполит Геннадиевич, а так ничто больше не угрожает чести семейной женщины. И все бы хорошо, но неделю назад пятидесятилетний охранник принес мне уставшую розу – сверкая золотыми зубами, он пригласил меня погулять на Чистых прудах, подмигнул, и сообщил, что знает, как удовлетворить замужнюю женщину и что «пещерку прочищать надо». Не сразу сообразив, а какой пещерке идет речь и как именно он собрался ее прочищать, я тупо хихикнула – красавец гордо скривил рябое лицо и сообщил мне, что на него, вообще-то, очередь, но я ему нравлюсь и меня он обслужит по блату. Включив мозг, я-таки сказала ему, что он нахал и что мой муж сделает ему «пещерку» на месте инструментария, если он еще хоть раз ко мне подойдет. Поклонник не удивился и, обозвав меня «норовистой кобылкой», удалился восвояси. В данный момент диспозиция такова – прынц встречает меня каждое утро на проходной томными взглядами, цоканием и разглядыванием вторичных половых признаков, а вслед мне несется ржание остальных охранников: «Тююю… Колян втрескался!». В общем, моя коллекция стремных поклонников пополнилась великолепным экземпляром…
Блин, хочется сходить за шоколадкой, а там этот гоблин. Какое счастье, что я прекрасна, но в меру, как представлю, сколько еще экземпляров ищут себе объект для поклонения – брр!..

комментарии:


  • Автор: Сирена      08.05.10 04:18

    Знаете, автор, это все забавно. Однако, сразу чувствуется, что у вас не было стремных поклонниц...

    Ответить

  • Автор: родная      30.07.10 16:39

    смеялась до слез!)) сама такой радости не имела. был у меня один ухажер, но он не был стремным, многим он даже понравился бы, но не пошло, и ладно.

    Ответить

  • Автор: родная      30.07.10 16:40

    в смысле, был у меня не один ухажер)))) ох великий и могучий русский язык!

    Ответить

  • Автор: Свет в конце      30.07.10 17:36

    Когда обсуждали своих ухажёров, подружка выдала: К нашему берегу не гавно, так щепка.
    И мне птичку жалко(с) невинная жертва безответной любви пала не смирив обжорства перед таким простеньким вкусом морковки:)))

    Ответить

  • Автор: rich.fantasy      12.12.11 08:13

    Ой, у меня последний МЧ из этой оперы, отнечегоделать или отникогонет, бедный замученный жизнью и травкой, отсидевший 8 лет, а тогда казалось сойдёт на пару дней, втянулась и пронеслось последние 3 года жизни, привил мне веру в то что он на рынке прынцев на расхват, и мне повезлооооо.
    Повезло мне когда расстались,хотя я ещё по инерции проплакала пару недель.
    Видела я ща рынок его невест, божеспаси, но его уровень всамыйраз

    Ответить