25 Ноября 2017

ИДИШЕ ТАТЭ

Опубликовано по просьбе читающих читаталей.
   

Пап, она говорит, ты только не пугайся. Само собой, я тут же испугался насмерть, сердце заныло. Что, думаю, скажет сейчас такого, что мой мир утащит в воронку этого сообщения! Ну, вот, она говорит, ты испугался. Да нет, говорю, ничего я не испугался, ты помни, что мы тебя любим и всегда-всегда будем любить, что бы не случилось. Да я знаю, говорит, но все же. Короче, говорит, есть один парень…
Ну все, думаю, или беременна, или скажет, что они думают снять квартиру в какой-нибудь дыре в Тель-Авиве и я буду видеть ее пару раз в месяц при удачном раскладе. А школа, думаю, ну ладно сейчас каникулы, а вообще-то, что со школой?! Вот вечно так, они тебе говорят, что есть один парень, уходят в съемный клоповник на улице Алленби, или еще в какой-нибудь ж..е, ладно если хоть не в Иерусалиме, там вообще ни хрена не разберешь, все вьется и завивается, да и не знаю я Иерусалима, вдруг приехать надо будет, чего-то привезти, или ее забрать, а я города не знаю, буду там плутать, перезваниваясь с ней и непрерывно чувствуя, что я идиот, а она взрослей меня и знает жизнь, и знает мир, и знает как надо жить в этом мире, а я старый, усталый, ничего не знаю, ни как жить, ни даже Иерусалима не знаю, а ведь когда-то я хотел жить в Иерусалиме, дышать этой смесью запаха пыли от белого камня и соснового запаха, с чуточкой автомобильного выхлопа и горячего горького ветра с Мертвого моря…

«Пап, ты слушаешь или нет?», - спрашивает она. Конечно, я слушаю, я весь внимание. Я ее всю жизнь слушаю, со дня как мы ее привезли из больницы Каплан, а я из младенческих хворей знал лишь о синдроме внезапной остановки дыхания и просыпался ночью несколько раз, чтоб послушать, дышит ли. Конечно, я ее слушаю, пускай уже говорит что-нибудь, а то у меня крыша поедет к чертовой матери. Эх детки, маленькие детки - маленькие бедки, взрослые детки...Ну давай, выкладывай, чего у тебя там. Самое страшное, я готов!
Короче, она начинает еще раз, есть один парень, так его родители празднуют серебряную свадьбу в Мицпе-Рамоне и он приглашает меня с ними. Ну, сейчас она мне начнет говорить, как сложно приехать из Мицпе-Рамона вечером, а у родителей того парня большой дом и ей уделят комнату, а я типа дай добро на ее ночевку в большом доме родителей неизвестно кого! Что это кстати за парень такой? Она, как услышав, говорит: это брат Номи, зовут его Боаз. Привет, думаю, марокканец у нас парень-то! Эти марокканцы, черт бы их взял, быстрые такие. Вон у меня на работе один Эйтан: в двадцать три года четверо детей. И я отдай свою доченьку, свою кровиночку, свою маленькую, в жадные волосатые лапы этого Боаза, брата Номи, что за Номи, ни хрена не помню, а потом я буду дедушкой сразу четырех внуков в неполный полтинник, еще до своей собственной серебряной свадьбы! Мы, когда женились, надеялись, что у нас будет много детей, мы были юные, ни черта не понимали, не знали, что это дорогое удовольствие, дети, это не просто так, родил и только целуй потом на ночь, это все ваше время, вся жизнь, эти дети. Они сначала пугают синдромом внезапной остановки дыхания, а потом приходят к тебе и заявляют, что двинут с Боазом ночевать в Мицпе-Рамон, а потом делают тебя дедом. Я - дед, каково?! И где у меня деньги на пышную и широкую марокканскую свадьбу? Но это ладно, у меня долгов в банке куча, будет еще один, большое дело, так с этими марокканцами не выпить ни хрена, они ж почти не пьют, дикость какая, треплются под пакет орешков и кофе, а у меня давление, сколько я выпью того кофе?!. И вот так вся жизнь под хвост козе! Ну почему, почему Господи, это все происходит со мной?!

- Пап, в общем, Сергей, папа Боаза, привезет нас оттуда часов в одиннадцать, ты не против, что поздно?

Тьфу, блин.
Папа Сергей. Так значит, она не уходит на съемную квартиру, не думает пока рожать мне четырех внуков, папа у нас с Боазом - Сергей, по крайне мере можно выпить, если что. Моих лет мужик, из СССР, как я. Кофе ведрами пока откладывается, уже хорошо. Кажется, жизнь налаживается. Понапридумывал себе. Вот я дебила кусок, нервы ни к черту и больное воображение. Уфф. Да, дочерь, конечно езжай, только позвони пожалуйста, когда вы будете выезжать обратно, чтоб мама не волновалась. Чтоб ее мама не волновалась, мне то что, мне все как с гуся вода, я никогда не беспокоюсь. Я разрешаю, я ж не мама, вот та бы подняла панику! Правильно она у меня сначала спросила, не запереть же ее, как мать бы сделала!

Тем более что она же уже взрослая. Не о чем беспокоиться.

Борух

комментарии:


  • Автор: Мишевый плюшка      14.04.11 10:20

    Еще! Еще хочу, напишите еще!!! Спасибо!

    Ответить

  • Автор: Настасья Игоревна      14.04.11 13:02

    представляю как мой папа когда-то вот так вот думал))))
    и мне наверное нельзя сына, я ж умру когда его какая-то там заберет от меня(((((

    Ответить

  • Автор: Actimel      14.04.11 13:11

    Второй раз читаю, а реакция та же, как пару лет назад - опять позвонила папеньке, хоть и разговаривала с ним намедни))) И опять я прям услышала, как он весь подобрался, а затем расслабился, удостоверившись, что звоню я просто на предмет "как дела?")))
    P.S. Помница на старом сайте кто-то давал ссылку на этого автора на другой ресурс. У меня не сохранилась(((

    Ответить

  • Автор: Sandi      14.04.11 17:43

    Тоже читаю второй раз и тоже глупо улыбаюсь при фразе "и просыпался ночью несколько раз, чтоб послушать, дышит ли"....
    Боже, у меня друг хороший такой же. Второй ребенок у него дочка и рассказывает, что с первым сыном такого страха не испытывал. Мол, какая прелесть у него доча!

    Ответить

  • Автор: Olga      14.04.11 20:44

    вВ свое время я пересылала этот рассказ дочери, так она аж прослезилась во время чтения, и сказала, что точь-в-точь про нашего папу, хотя он ни разу не идише.
    И пусть я повторюсь, но не могу не вспомнить дивное изречение:
    "Когда у мужчины рождается сын, он становится отцом, когда у мужчины рождается дочь, он становится папочкой" (с)

    Ответить